Cheap flights Экстремальные виды спорта » Индюк. Высекая в камне

Индюк. Высекая в камне

Альпинизм

Не смог удержаться от перепоста, и пусть это не совсем «спортивно», но Леша написал что то, что достойно прочтения.

Алексей Зубенко:
На Индюке я впервые побывал будучи еще студентом-первокурсником. Преподаватель, ставший мне впоследствии хорошимдругом и единомышленником, чуть ли не обманом затащил нас, шатающихся от дерева к дереву, на Родниковые стоянки. Тогда мое первое посещение Индюка утонуло в море усталости и, кажется, в бездонных глазах однокурсницы. Мимолетное прикосновение к вечности прошло почти незамеченным. Впрочем, именно тогда я ощутил где-то на горизонте невиданный доселе мир, вившийся дымком костра, уносившийся по ветру со звуками гитарного перебора и дребезжавший вместе с басом альпиниста-разрядника.

Еще несколько лет Индюк оставался для меня лишь точкой на карте. Редкие посещения добавляли новых ощущений, но они тонули на фоне иных событий жизни. Я рос, с годами приобретал мудрость, теряя при этом детскую остроту ума, я расширял свой кругозор, но все еще не мог охватить то, что было совсем рядом.
Пожалуй, впервые я по-настоящему прикоснулся к природе Индюка, когда в 2005 году мы впервые стали пробивать здесь скалолазные маршруты. Первый «фестиваль», включивший в себя лишь пять маршрутов, был проведен по классической соревновательной формуле. В общем, и фестивалем он был с натяжкой. Но в воздухе уже витало нечто, что в дальнейшем определило скалолазную жизнь края на несколько лет. За первым опытом пришел второй — в следующем году мы вернулись, запасшись терпением, несколькими мешками снаряжения и необъятным энтузиазмом. Еще несколько лет — и Индюк стал одним из крупнейших в России скалолазных районов.

На несколько лет Индюк стал нашим домом. Мы пробили более сотни маршрутов, спустили вниз не один десяток мешков мусора. Пробивая каждый анкер, мы взвесили все плюсы и минусы его установки. Мы любили каждый сантиметр этого камня. Сейчас, по прошествии лет после последнего забитого нами болта, я чувствую всю ответственность за самое мизерное изменение, внесенное нами в район. Я чувствовал болью каждую зарубку, оставленную ножом нерадивого туриста на дереве, переживал за каждый кем-то бессмысленно забитый в скалу анкер, Я до сих пор извиняюсь перед деревьями за то, что таблички с предупреждением о необходимости соблюдения чистоты на стоянках были вбиты в них гвоздями. Я начинал понимать все ниточки равновесия. Пробивая скалы, я портил их, нанося непоправимый ущерб природе. Ущерб, который она не восполнит еще сотни и тысячи лет. Но ущерб этот оборачивался перспективами, которые могли обернуться многократным преимуществом. Все, что мы сделали на Индюке, было сделано не ради денег и славы. Взять тот же маршрут «Пикассо» на камне «Нашлепка» — это ведь не просто прихоть постановщика. Я полчаса заставлял бедную Янку Ковалеву притягивать меня под нависание на последнем болте, чтобы я смог поставить его максимально красиво. Именно ей в голову и пришло такое ироническое сравнение…

Ваш отзыв